Header Ads

23 года без ядерного оружия: стоит ли Украине восстановить прежний статус?


23 года без ядерного оружия: стоит ли Украине восстановить прежний статус?





14 января 1994 года президенты Украины, США и России подписали соглашение о путях ядерного разоружения

Страна, у которой был третий в мире после США и России ядерный потенциал, добровольно отдала россиянам боеголовки и крылатые ракеты, взорвала пусковые шахты, а 43 стратегических бомбардировщика Ту-160 и Ту-95МС пошли на металлолом. Зато Украина, согласно Будапештскому меморандуму, получила гарантии безопасности от США, России и Великобритании.

Сообщает politeka.net

Politeca спросила у экспертов, стоит ли Украине восстанавливать ядерный потенциал, во сколько миллиардов долларов это обойдется и есть ли возможность дипломатично уладить этот процесс.

Андрей Сенченко, бывший заместитель главы украинского правительства крымской автономии и экс-народный депутат:

— Это абсолютно нереально. Политические силы, у которых нет других идей, пытаются на этом спекулировать. Во-первых, у нас нет экономических возможностей, во-вторых, это нецелесообразно для нас с военной точки зрения. Это вызовет серьезное военное обострение.

Такого не было в истории, чтобы страна отказывалась от ядерного потенциала, а потом восстанавливала его. В странах, которые пытались создавать ядерное оружие, это происходило десятилетиями и с большими финансовыми вложениями.

У нас есть другая проблема. Президент Украины игнорирует Будапештский меморандум. Осенью 2016 года, выступая с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН, он высмеивал этот документ. Его обязанность защищать страну, как гаранта Конституции и верховного главнокомандующего, как должностного лица, ответственного за внешнюю политику. Он должен был с первого дня своего вступления в должность заниматься вопросом реализации гарантий. Он, по сути, игнорирует свои обязанности. У нас 11 месяцев, до августа 2015 года, не было посла в Великобритании. А это одна из трех стран, которые первично выступали в качестве гаранта.

Андрей Дьяченко, председатель волынской ячейки партии «Национальный корпус», участник АТО, офицер полка «Азов», демобилизованный в августе 2016 года:

— Ядерный потенциал должен быть восстановлен. Жизнь показала, что никто не может гарантировать безопасность нашей стране, кроме нее самой. Поэтому не стоит даже обращать внимание на весь этот балаган, что нас не воспримет цивилизованный мир, что мы будем в изоляции, что это много денег и так далее. Да, конечно, бюрократы из ЕС выразят свою «глубокую озабоченность», но нам есть что им поставить в упрек. Хочется напомнить, что страны, которые гарантировали нам защиту, являются членами ядерного клуба. Они не выполнили свою часть обязательств по защите территориальной целостности Украины, а мы автоматически получили моральное и юридическое право на восстановление своего ядерного статуса.

Да, это недешево, но посмотрите, к чему привело желание экономить на обороне и вооруженных силах. Во сколько нам обошлась оккупация Крыма и Донбасса? Защищать себя дорого, но какова альтернатива? Давайте тогда просто сдадимся Путину. Это будет дешево и быстро.

За три года и такое же количество миллиардов долларов мы можем иметь ядерные боеголовки и ракеты, способные их нести в сторону угрозы нашей государственности. В конце концов, тем, кто сомневается, что в Украине может быть ядерное оружие, стоит задать себе вопрос: чем она хуже какого-то Пакистана, который находится в состоянии полувойны с ядерной страной Индией?

Вдумайтесь, полуфеодальный родоплеменной Пакистан, где активно действуют десяток экстремистских исламистских группировок и ВВП на душу населения которого в три раза ниже, чем в Украине, имеет ядерное оружие. Украине в этом праве отказывают.

Алексей Куропятник, эксперт по международным отношениям и национальной безопасности:

— Для того чтобы восстановить ядерный потенциал, надо понимать, против кого мы его разворачиваем. Если против России, то мы просто не сможем сделать его адекватным России.

У нас из ядерной триады – ядерные боезаряды, средства доставки и противоракетная оборона – есть только средства доставки. И то не все. Мы не производили, не производим и вряд ли сможем изготавливать ядерные боезаряды. Нам вряд ли удастся развернуть противоракетную оборону. У нас нет полигонов. Мы обязались всего этого не делать. Если мы откажемся от собственных обязательств, которые подписали в 1994 году, то потеряем поддержку США.

Чтобы нарушать собственные международные обязательства, надо иметь какой-то повод, ресурсы и поддержку, а также политическую волю и понимание того, что мы создаем ядерное оружие, чтобы его применить.

Украине надо развивать обычное вооружение. Или разрабатывать оружие, похожее по разрушающему действию на оружие массового уничтожения. Разрабатывать оружие, которое мы реально сможем применить и за которое не подпадем под санкции.

В 1994 году речь шла о том, что Украина, как военный союзник де-факто России, соглашалась вывести со своей территории на то время уже российские ядерные силы. Частично их обезвредить, частично вывести на территорию РФ в виде ракет и боеголовок. А за это Запад в лице США гарантировал на нас не нападать с ядерным оружием. Запад свои обязательства выполнил. Что касается отношений между военными союзниками Украиной и Россией, то об этом в Будапештском меморандуме ничего не говорилось.

Россия на нас также с ядерным оружием не нападала. Она ведет против нас гибридную войну, а мы сами не признаем эту войну. У нас сегодня происходит конфликт между двумя бывшими военными союзниками – малым и большим. Так на все это смотрят на Западе. На самом деле США и Запад не гарантировали нам ненападение России. Потому что мы сидели по одну сторону за столом переговоров, а США и Великобритания – по другую.

Говорят, Украина первая отказалась от ядерного оружия. На самом деле первой была Южно-Африканская республика. Украина не отказывалась от ядерного оружия. Она просто позволила вывезти его тому, кто им реально руководил. Россия является правопреемником Советского Союза. Часть российского ядерного потенциала, по странному историческому совпадению, оказалась на территории Казахстана, Украины и Белоруссии. В 1994 году этот казус был ликвидирован. То, что говорят, будто Украина уничтожила ядерный потенциал – неправда. У Украины его просто и не было на самом деле. Командование и возможность использования – все это было в Кремле. И военные об этом знают.

Яна Романюк